Моше Фельденкрайз: Что такое человек?

Основное отличие человека от животного, таким образом, — способность учиться

Человек может научиться чему — угодно. В его мозгу могут образоваться любые связи. Это зависит от его персонального опыта с детства. Однако, можно научиться избавляться от привычек. Можно переобучиться другому языку, другой походке.

Моше Фельденкрайз: Что такое человек?

Что такое человеческое существо? На этот вопрос нельзя ответить быстро, несколькими словами. Мы рождаемся так же, как и многие другие животные. Когда рождается младенец, никто не может сказать, будет ли он в будущем хорошим парнем или же преступником. Никто не может сказать, будет ли он здоровым или нет. Будет ли он музыкантом, актером, мойщиком окон — никто не знает.

Моше Фельденкрайз. Что такое человеческое существо?

Так что, как человек младенец еще никто. А как животное он уже имеет все встроенные механизмы регулирования сердечного ритма, температуры тела, уровня сахара в крови. Он может видеть, дышать, выделять наружу — он может видеть делать миллион вещей. Так что человеческое существо — довольно забавное животное.

Однако, все, что касается человека, личности человека, все, что человек умеет делать, — всему этому младенец должен научиться. Котенок учится всему, что нужно за 3 недели, потом мать его оставляет. С другими животными это происходит еще быстрее зачастую. Все, что животные должны уметь делать, заложено в них от рождения на уровне рефлексов. Чем более примитивны животные по эволюционной шкале, тем больше в них заложено от рождения.

Человеку нужно учиться говорить. В отличие от кошек мы не говорим все на одном языке. Кот из Китая и кот из Сан-Франциско отлично поймут друг друга. То же касается и собак — даже разных пород. Звук, который производит собака, понятен любой другой собаке. С человеком все обстоит иначе. Вы говорите «да, да», но в Турции это будет означать «нет, нет». Другое значение жестов.

В отношении человека важно, что он учится. У каждого свой собственный опыт. Это происходит только с человеком, ни у каких животных этого нет. Поэтому человек учит язык, на котором говорили там, где он родился. Если увезти совсем маленького ребенка из страны, где он родился, то он может научиться говорить на английском языке намного лучше, чем я. Без акцента.

Основное отличие человека от животного, таким образом, — способность учиться. Человек может свободно создавать связи в нейронах мозга посредством индивидуального опыта. Именно поэтому возникает столько ошибок и несовершенств в деятельности человека.

Вы можете различать людей не только по их языку, но и по тому, как они выглядят. Можно с большого расстояния различить японца и американца. По коленям — они у японцев самые сильные. Поэтому японцев легко можно узнать по походке, по манере сидеть. Японец может одеться по-европейски, но не может изменить этого.


Вы можете узнать любого знакомого на дальнем расстоянии. Даже если у него новая шляпа или новое пальто. Если вы посмотрите на десятерых проходящих мимо черных кошек, то свою кошку не узнаете. Они будут идти одинаково, это встроено в их систему от рождения. У них нет выбора.

Рекомендуем:  Михаил Лабковский: Сексуальность — это не молодость и красота!

Человек учится ходить. Поэтому возникает столько проблем с походкой. Многое зависит от того, за походкой каких людей наблюдает ребенок от рождения. Ребенок копирует несовершенство ходьбы матери и отца. Ребенок учится, имитируя людей, которые ему нравятся. Вы можете по походке и манере общения определить иногда географическое место, где человек родился и вырос.

Все остальное — математика, музыка — ничего не дано от рождения. Птицы поют одинаково, даже если птенца отнять у матери. Одного вида они поют одинаково.

Человек может научиться чему—угодно. В его мозгу могут образоваться любые связи. Это зависит от его персонального опыта с детства. Однако, можно научиться избавляться от привычек. Можно переобучиться другому языку, другой походке. Я всегда вспоминаю профессора Шмидта, который знал 80 языков. Он мог любой африканский диалект перевести на английский, немецкий и французский без словарей. Он часто говорил, что может научиться новому языку за 6 часов.

Профессор Хогбен (Lancelot Hogben) придерживался таких же взглядов на обучение человека, как и я. Считал, что можно научиться чему угодно, главное знать как. Он написал 2 книги — «Математика для миллионов» и «Физика для миллионов», которые были переведены на много языков. Он опубликовал серию книг, авторами которых были люди, придерживавшиеся тех же взглядов на обучение. Одной из таких книг была книга «Пучок языков» (The Loom of Language), в которой вас учили всем англо-саксонским языкам и всем латинским языкам. Нужно только читать книгу и обращать внимание на ее содержание, и вы будете говорить на французском, итальянском, немецком, английском языках. Там две группы по 6 языков в каждой. В книге показана структура различий между языками. Если вы прочитаете книгу серьезно, то при условии, что вы владеете английским свободно, вы сможете прочитать несложный текст на немецком без словаря. В книге показано, как изменяются корни слов.

Такие вещи невозможны в мире животных.

Моше Фельденкрайз: Что такое человек?

Мы считаем, что мы учимся ходить также, как другие животные. Но это на самом деле не так.

Вы знаете швейцарские Альпы? Там острые камни с пропастями между ними. Молодые копытные животные могут перепрыгивать с уступа на уступ без проблем и травм с рождения. А что может младенец? Но зато человек может научиться ходить на ходулях, на лыжах, на коньках — много разных вещей. Именно потому, что нет ничего записанного от рождения в мозгу. Вы можете записать все, что хотите.


Если газель не смогла бы сразу после рождения встать на ноги и убежать, то не выжила бы. Не было бы ни газелей, ни зебр. Поэтому газель вылизывает отпрыска, ждет немного, пока он поднимется и все. Он встает на ноги, покачается немного и побежит — по траве, по камням, по воде. Сможет бежать вверх по горе и вниз с горы, корректируя равновесие самостоятельно.

Рекомендуем:  6 признаков счастливых, прочных отношений

Все животные с рождения связаны генетическими механизмами. И они не могут обучиться. Возможно только обучение некоторым вещам. Например, птицы не могут иногда найти природный материал для гнезда. Есть в наличие другой материал, некоторые птицы будут использовать его. И их потомство с большей вероятностью будет использовать новый материал. Это в случае риска исчезновения всего вида. Это происходит крайне редко.

Для человека это правило. Всегда учиться новому, в новых обстоятельствах, использовать то, что есть под рукой. Поэтому можно переобучиться и измениться. Обычно, правда, люди не занимаются переобучением. Они считают себя такими же неизменными, как животные. То есть для них один язык родной, а все остальные — иностранные. Хотя любой из нас может научиться любому другому языку. У нас есть эта способность. Есть средства реструктуризации языка. Любой новый язык, которому вы учитесь, дается вам проще. Быстрее. Есть профессор в университете Иерусалима, знающий 45 языков. И профессор Шмидт, знающий 80 языков.

То, что ваша мать говорила на каком-то языке, который вы считаете родным, — чистая случайность. Какая нация не представлена в Америке? Здесь полно итальянцев, шотландцев, евреев, арабов, негров. Американская нация — конгломерат. И усилен он браками между разными национальностями с разными генетическими особенностями. Это не означает, что английский — единственный язык, которому вы можете научиться.

Так, что у человека есть огромные отличия от животных. Вы можете найти человека на полюсе, на экваторе, в космосе, в глубинах океана, на горах. Какое животное так распространено? Зебру с экватора вы никогда не обнаружите на северном полюсе. Она там не выживет. Северный медведь с полюса на экваторе и дня не проживет.

Человек может выжить везде, так как способен к обучению. Если бы генетически в нем были закреплены какие-то ограничения, он существовал бы, как и другие животные, в определенном ареале обитания. В нашей силе наша слабость. Мы можем научиться тому, чему не может научиться ни одно животное. В этом наша сила.

Мы проиграем животным по скорости, силе, крепости. В этом наша слабость. Но мы способны научиться определять слабость каждого животного и таким образом победить.

Человек — это вид животного, имеющий свободу выбора. У нас полной свободы выбора нет. Была бы, если бы мы использовали мозг так, так он создан. Для обучения, для изменения вашего паттерна реакции на одинаковые стимулы. Только продвинутые люди обладают настоящей свободой выбора. У остальных людей свободы выбора нет. У вас есть свобода выбора, если вы умеете делать что-то 2, 3, 5 способами. Тогда вы сможете делать что-то так, как предпочитаете в конкретной ситуации. Собака может только лаять. Я могу кричать, свистеть, плакать, шипеть, шептать — у меня есть много разных способов использования голоса. Свобода выбора происходит из способности к обучению.

Рекомендуем:  Ослепительные изображения мозга, созданные художником-неврологом

Людям сложно учиться, так как они привыкли считать обучение накоплением знаний. Можно учиться многому — математике, езде на велосипеде, плаванию. Но есть нечто общее — вы всегда создаете при обучении новые связи в мозгу. Но учиться нужно определенным способом, чтобы это было эффективно.

Ученые работают с животными, пытаясь изучить процесс обучения человека. Такие исследования заранее провальные. Как правило, гипотеза известна, и под нее подгоняют статистику проведенных опытов на крысах, например. Но между крысой и человеком огромная разница. Бессмысленно разрабатывать методики обучения человека, отталкиваясь от опытов на крысах.

Так что, у остальных животных все заранее определено спецификой вида. Записано на уровне рефлексов. Это и есть основное отличие животных от человека. Каждый человек должен учиться всему сам. Поэтому возможно любое обучение и любые ошибки в процессе обучения. Поэтому не найти двух людей с одинаковой походкой или одинаковым почерком. Не найти двух одинаковых мозгов.

Самое важное, чему я пытаюсь научить, заключается в том, что если не основывать обучение на этой фундаментальной разнице между человеком и животными, то обучение скатывается на примитивный уровень. 10 тысяч лет назад точно также дети имитировали учителя, и это называется обучение.

Я под обучением подразумеваю изменение вашей реакции на те же стимулы. Я не говорю о «зубрежке», которую кто-то насильно в вас впихивает. А об обучении органическом, которое вы воспринимаете. Я предлагаю вам определенную ситуацию для того, чтобы вы учились. я никогда не говорю вам, как именно делать и что именно. Я постепенно создаю условия, чтобы вы могли учиться быстрее, не совершая кучи ошибок. Но каждый шаг вы должны сделать сами. На каждом шаге вы будете экспериментировать и пробовать сами. Этому я вас учить не буду. Поэтому обычно все в результате такого органического обучения учатся успешно. В классической «зубрежке» в результате учатся успешно только 2—3 человека из группы. Остальных детей в школе или пассивно переводят из класса в класс, или помещают в классы для детей с замедленным развитием или в классы для гиперактивных детей. Гиперактивный — только другое слово для детей, отстающих в развитии. Многим известно про органическое обучение — я это не высасывал из пальца. Веками люди пытались улучшить обучение.

∗∗∗

Стенограмма и перевод лекции из аудиозаписи «The San Francisco Evening Class» («Вечерние занятия в Сан-Франциско»). Аудиозапись сделана на публичных занятиях, которые Фельденкрайз давал для широкой публики, во время проведения своей первой учебной программы в США (1976 г).

Читайте Интесенс в Telegram и Instagram

Показать больше

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back to top button
Close